Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с заместителем Председателя Правительства И.И.Сечиным, руководителем В«РосатомаВ

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Поговорим о ситуации, которая произошла у наших соседей на Дальнем Востоке, в Японии. Ещё раз от имени Правительства Российской Федерации выражаю соболезнование Правительству Японии в связи с трагедией, которая там произошла, и в связи с многочисленными человеческими жертвами.

Наши системы оповещения сработали – сработали эффективно, своевременно. Но у наших соседей большая беда и трагедия. В этой связи прошу по линии различных ведомств, по линии компаний, проработать с нашими японскими друзьями вопросы, связанные с возможным оказанием помощи, если, конечно, такая помощь нужна — и по линии «Росатома», и по линии МЧС, и по линии Министерства энергетики.

Если нужно, проработайте, пожалуйста, и вопрос увеличения поставок углеводородного сырья, в частности сжиженного газа, в связи с выпадающими объёмами атомной генерации в Японии. Если, повторяю, такая помощь нашим партнёрам нужна.

С.В.Кириенко: Владимир Владимирович, уже обратились в «Газпром».

В.В.Путин: Хорошо. Вы знаете эту ситуацию, связанную с тем, что добыча и сжижение идёт вместе с иностранными компаниями. У нас есть возможности замещения. Продумайте все моменты. Это первое.

Дальше. Нужно самым внимательным образом продолжить мониторинг ситуации в регионе по всем направлениям. Только что я переговорил с руководителями дальневосточных регионов России. Ситуация нормальная – и с точки зрения размещения людей, и с точки зрения радиационного фона. Он везде в норме, а в некоторых регионах даже ниже нормы, как мне доложил губернатор Сахалина (А.В.Хорошавин – губернатор Сахалинской области). Тем не менее ситуацию нужно постоянно мониторить и держать под контролем круглосуточно.

И ещё одно замечание. Нужно ещё раз проверить наличие и готовность всех сил и средств, предусмотренных нашими планами на случай возникновения ситуаций подобного рода.

Сергей Владиленович (обращаясь к С.В.Кириенко), как по линии вашего ведомства оценивается ситуация на данный момент?

С.В.Кириенко: Владимир Владимирович, мы сформировали штаб: собрали туда и специалистов отрасли, и специалистов институтов – Курчатовского института, Академии наук, так чтобы можно было сразу анализировать, поскольку всё-таки информация, получаемая на первом этапе, была недостаточной, и мы делали свои собственные модели.

По оценке ситуации. Что произошло? Конечно, такое, очень тяжёлое стечение обстоятельств наш
3b89
им соседям досталось. В 14:45 по токийскому времени вчера, в пятницу, после землетрясения у них остановилось 11 энергоблоков атомных станций. Причём надо отметить, что автоматика сработала в штатном режиме, хотя блок старый. Тот блок, о котором сейчас идёт разговор, блок «Фукусима Даичи» – это блок постройки 1971 года, ему 40 лет.

В.В.Путин: Это «Дженерал Электрик»?

С.В.Кириенко: Это «Дженерал Электрик», да. Это блок американского производства, ему 40 лет. Эксплуатирует его японская компания «ТЕПКО». Эту компанию мы хорошо знаем, поставляем им, в том числе, делящиеся материалы для топлива, поэтому и хорошо знаем эту компанию. У них сработала в штатном режиме автоматика, блоки остановились, после этого исчезло электропитание на блоке. Опять-таки в штатном режиме сработали аварийные дизель-генераторы – они стали осуществлять подпитку аварийными дизель-генераторами.

Для них главная задача была — обеспечить приток воды. Это так называемые кипящие реакторы. Владимир Владимирович, в Российской Федерации нет таких реакторов, которые работают в одноконтурном режиме: у них не два контура, как на наших станциях, а один контур. Для них крайне важно было обеспечить подачу воды в охлаждение активной зоны. Они час обеспечивали это аварийными дизель-генераторами. По стечению обстоятельств через час в эту же точку пришло цунами, которое повредило систему охлаждения уже самих аварийных дизель-генераторов. Остановились дизель-генераторы – перешли на аккумуляторное питание, подбросили туда дополнительных аварийных дизель-генераторов. Но тем не менее ситуацию удержать не смогли, видимо, в силу общей ситуации, связанной с землетрясением.

Поэтому к ночи у них стало нарастать давление в оболочке – это реактор оболочечного типа, он закрыт контайментом (такой оболочкой). В них стало нарастать давление. Они приняли решение сбрасывать этот пар, поэтому повышение радиационного фона, который есть вокруг станции, связано с тем, что пар от кипящей воды (охлаждение реактора осуществляется водой, она кипит) выходит в атмосферу. В связи с этим вокруг атомной станции произошло повышение давления.

Дальше. В 15:32 по токийскому времени у них произошёл взрыв. Мы получили их данные. У нас сейчас, Владимир Владимирович, выстроена оперативная связь – мы получаем данные и от МАГАТЭ, и непосредственно от токийского центра, и от Всемирной ассоциации организаций, эксплуатирующих атомные станции. Можем сверять и делаем свою модель. Данные совпадают. То, что сообщили японцы, совпало с нашим собственным анализом, который мы сделали несколько раньше.

В.В.Путин: Объективные данные?

С.В.Кириенко: Это объективные данные. Это не ядерная реакция. Это не взрыв корпуса реактора. Судя по всему, произошёл взрыв водорода. Когда падает уровень воды, возникает расплавление циркониевой оболочки и при взаимодействии с горячим паром возникает водород. Собственно, с паром в атмосферу выходит этот водород. Дальше достаточно было искры, которая, собственно, привела к взрыву этого водорода.

Взрыв произошёл не в корпусе реактора и не в контайменте, поэтому корпус реактора, по всем данным и по тому, что сообщают японцы, МАГАТЭ, и по тому, что мы сами проанализировали, – корпус реактора цел. Поэтому выброс происходит только с паром, который выходит.

В 14:20 по московскому времени или в 20:20 по токийскому, сегодня, они приняли решение, получили соответствующее согласование – в контаймент начали закачивать морскую воду для охлаждения. Ситуация стала стабилизироваться. Уровень активности вокруг станции стал резко падать – мы следили за этим по часам. Он уже упал примерно в 10 раз от максимального уровня, который у них был, когда они принимали решение о сбросе пара.

Тем не менее ситуацию нужно мониторить. Мы за ней сейчас постоянно следим. Она стала стабилизироваться, но тем не менее в районе станции были повторные, остаточные хвосты землетрясения. Примерно полчаса назад там было ещё шестибальное землетрясение. Повлиять оно не должно было, но за ситуацией надо следить. По тем моделям, которые сделаны нашими специалистами, ядерной реакции там произойти не может и не должно, тем не менее остывать всё это может достаточно долго.

Рядом находятся ещё два таких же блока. Там шесть блоков на станции: три были в ремонте (они не работали), три были в рабочем состоянии. Пока проблема есть на одном блоке, но за двумя другими тоже нужно внимательно следить. Поэтому соответствующий мониторинг мы отслеживаем.

Владимир Владимирович, после того как Вы мне дали эту команду по телефону, мы связались с токийским центром Всемирной ядерной ассоциации и непосредственно с компанией «ТЕПКО» и передали им наши предложения о том, что готовы оказать им всемерную помощь.

На сегодняшний день это, скорее, вопрос обмена информацией. Но как только им что-то потребуется, мы готовы предоставить всю необходимую информацию.

В.В.Путин: Понятно, что это другой реактор, у нас таких нет. И вряд ли им нужна будет наша технологическая поддержка. Но в целом, если что-то нужно будет, пожалуйста.

С.В.Кириенко: Мы готовы оказать в любой момент. У нас, естественно, также идёт мониторинг, поскольку у нас есть некоторые наши предприятия — у нас нет атомных станций на Дальнем Востоке, Владимир Владимирович, но есть предприятия по переработке отходов Военно-морского флота, в частности. У нас там везде выстроена система мониторинга и контроля. Мы получаем в постоянном режиме данные со всех этих систем оповещения. Все они подтверждают то, что Вам доложили губернаторы дальневосточных регионов: ситуация абсолютно стабильная, никаких повышений ни в одном регионе не существует.

В.В.Путин: Пожалуйста, Руслан Хаджисмелович (обращаясь к Р.Х.Цаликову).

Р.Х.Цаликов: Владимир Владимирович, в 08:46 московского времени вчера был получен сигнал. В 08:47 сработала система раннего обнаружения цунами. Я просто хочу сказать, что это именно та система, которую Вы поручили нам совместно с Росгидрометом и Российской академией наук создать после цунами в Юго-Восточной Азии. Мы докладывали о том, что она построена, и вчера она проявила себя. В 08:47 мы получили сигнал, в 08:52 московского времени было проведено оповещение, а уже в 09:40 утра всё население было выведено в безопасные места – это 11 300 с лишним человек, жители четырёх населённых пунктов.

Таким образом, первое направление в нашей работе было связано именно с обеспечением безопасности населения Российской Федерации в тех районах, которые находились в зоне риска возможного цунами. Работу завершили. После этого ещё в течение суток не снимали готовность по цунами, поскольку афтершоки продолжаются. И только когда расчёты специалистов показали, что новых цунами при том развитии ситуации быть не должно, мы отменили тревогу для населения, хотя жителей 11 домов, которые находятся в низине, всё-таки оставили пока по местам эвакуации.

Второе направление деятельности – это готовность к оказанию помощи специалистами. Таких видов помощи два. Мы приготовили два эшелона реагирования, включая Дальний Восток, и здесь – федеральные силы. Группы сформированы, оснащены соответствующим образом, в том числе и средствами защиты, учитывая ту ситуацию, о которой Сергей Владиленович докладывал. Но, естественно, реагирование может быть только при соответствующем запросе и решении руководства страны.

И третье направление – это мониторинг ситуации. Здесь мы тоже действуем совместно с коллегами – и с «Росатомом», и с «Росгидрометом», и с коллегами из Академии наук, и с коллегами из силовых структур, потому что это связано с оповещением населения и прочее. Ситуацию отслеживаем.

Ваше поручение по силам и средствам готовности к исполнению приняли. Я думаю, что сегодня к концу дня мы будем иметь полностью ситуацию.

В.В.Путин: Игорь Иванович (обращаясь к И.И.Сечину), партнёры обратились уже с просьбой об увеличении поставок?

И.И.Сечин: Да, Владимир Владимирович, с учётом того, что ядерная энергетика в энергетическом балансе Японии составляет порядка 30%, ещё 17% – газ и 22% – уголь и другие источники. Конечно, им придётся сейчас решать вопрос о замещении убывающих мощностей.

В этой связи они уже обратились в «Газпром» с просьбой о рассмотрении возможности увеличения поставок сжиженного природного газа. В настоящее время работа с «Газпромом» уже начата в этом направлении, и мы сейчас ищем возможность развернуть два бензовоза, которые по другим контрактам идут в сторону Японии с поставкой в апреле и мае. Это будут два стотысячника. До 500 тыс. тонн сжиженного природного газа мы, возможно, в случае соответствующего обращения со стороны японских партнёров и при проведении соответствующих переговоров с нашими партнёрами по «Сахалину-2», вот в этих пределах можем достаточно быстро – наверное, в течение этого года – решить вопрос.

Мы готовы к проведению переговоров по увеличению поставок угля, потому что, как я сказал, в энергетическом балансе Японии уголь занимает пятую часть – 22%. И на следующей неделе туда выезжает делегация компании СУЭК. «Мечел» тоже готов подключиться, и мы достаточно быстро можем нарастить поставки на 3–4 млн тонн.

Кроме того, мы готовы рассмотреть возможность более долгосрочного сотрудничества при нахождении инфраструктурного, сетевого решения, скажем, подводного кабеля от Сахалина до Японии. У нас на Дальнем Востоке есть избыток генерации. Вы знаете, закладывали не так давно, летом, с Вашим участием новую станцию. Ситуация позволяет нам перебросить избытки мощности на Японию. Мы готовы к такой совместной работе с партнёрами. Она, конечно, будет носить более долгосрочный характер, потребуется привлечение инвестиций. Но сама генерация у нас есть, возможности такие есть, Владимир Владимирович. Мы проведём переговоры и такие предложения сделаем.

В.В.Путин: Япония – наш сосед. Это дружественная страна. Мы знаем о проблемах, которые нам достались ещё из прошлого. Но это наш многолетний надёжный партнёр. Надо сделать всё, чтобы помочь Японии в этой ситуации. Конечно, в том объёме, в каком мы в состоянии оказать эту помощь, и в случае, если эта помощь нужна нашим соседям. Разумеется, нужно сделать всё для того, чтобы в полной готовности были наши планы реагирования на ситуации подобного рода. Планы у нас имеются. Нужно ещё раз проверить наличие сил и средств и их готовность к работе.